Почему белорус не запатентовал радио?

Статья из белорусской республиканской газеты "Звязда" в переводе на русский язык.

Про выдающегося белорусского ученого Якуба Оттоновича Наркевича-Ёдку в мире всегда помнили. А у нас на долгие годы о нем было забыто. Вернули же белорусы его относительно недавно. Около 40 лет назад молодого ученого Владимира Киселева привлекла усадьба "Наднеман" (Пуховичский район, Минская область). Оказалось, что владельцем этого поместья некогда был как раз Якуб Наркевич-Ёдка - наиболее выдающийся ученый XIX века, который общался с Рентгеном и Пастером, дружил с Фламмарионом. В списке спонсоров первого в России русскоязычного метеорологического журнала "Метеорологический вестник" имя белорусского ученого стоит следом за именем Менделеева. А самое интересное то, что Ёдка лечил людей электричеством и вообще изобрел радио!

В начале этого года состоялись два очень значимых события, непосредственно связанные с именем нашего знаменитого земляка. По инициативе ученых БГУ был создан Благотворительный фонд развития науки, инновационных технологий и культуры имени профессора Я. А. Наркевича-Ёдки, который возглавил белорусский физик Владимир Самуйлов. Деятельность фонда будет направлена на восстановление усадьбы в деревне Наднеман, восстановление научных лабораторий и создание музея. Как раз одновременно с учреждением фонда в издательстве "Белорусская наука" вышел чрезвычайно интересный биобиблиографический указатель, в который включено 1200 ссылок на исследования белорусского ученого и о нем - результат многолетней работы ученых Национальной академии наук Натальи Березкиной и Ольги Гапоненко.

Малоизвестный портрет Я. А. Наркевича-Ёдки (фото 1892 г.; было опубликовано в журнале 'Svёtozor')
Малоизвестный портрет Я. А. Наркевича-Ёдки
(фото 1892 г.; было опубликовано в журнале 'Svёtozor')

Ольга Анатольевна, ученый секретарь Комиссии НАН Беларуси по истории науки, член совета правления Благотворительного фонда Наркевича-Ёдки, рассказала много интересного про белорусского ученого, работу над уникальным указателем и планы фонда.

- Как и когда появилась идея создать Благотворительный фонд?

- Лет 10 назад появилась идея восстановить имение Наркевича-Ёдки "Наднеман", где в свое время ученый содержал санаторий, в котором успешно лечил людей с помощью "системы Ёдки". В санатории была терапия и другого рода. Ёдка был профессиональным музыкантом и наладил сеансы музыкотерапии в своем учреждении. Кумысо-, кефиролечение, гимнастика, водо-, магнито-, гипнотерапия, лечение солнечным светом также имели место в санаторий Наркевича-Ёдки. Владимир Гилеп, который сейчас возглавляет Белорусский фонд культуры, в 1997 году отметил, что было бы хорошо создать такой фонд. И только в этом году эту идею смог осуществить ученый-физик Владимир Самуйлов. Помимо восстановления здания, фонд планирует создать музей Наркевича-Ёдки в имении "Наднеман". Основное, что будет в этом музее, - возвращение эпохи, времени, когда работал исследователь. В музее должно быть представлено оборудование XIX века, которым мог пользоваться наш ученый в ходе своих экспериментов. Кстати, большая коллекция этого оборудования уже приобретена Владимиром Самуйловым. Для Беларуси это вообще впервые. Так как на государственном уровне у нас нет музея истории науки.

- Каким образом Владимир Киселев вернул белорусам имя Наркевича-Ёдки?

- Мы действительно узнали об этом ученом из публикации Киселева. Он сам краевед, нашел имение "Наднеман", заинтересовался, кто был владельцем. Пошел в архив, начал читать, и оказалось, что это замечательный ученый. Сегодня Владимир Киселев восстановил родовое дерево Наркевичей-Ёдок. Парадокс в том, что в мире имя белорусского ученого никогда не было потеряно. В отличие от нас. Мы листали альбом фотовыставки, которая проводилась в Центре Помпиду в 2008 году и что видим на обложке? Электрографический снимок руки Фламмариона, который был сделан Наркевичем-Ёдкой в 1892 году! Мы с вами о нем 30 лет назад и не знали, а на Западе электрографические съемки Наркевича-Ёдки хранились в частных и музейных коллекциях, в архивных фондах Франции, Италии, Германии. В этих странах сегодня нам еще есть что искать. Год назад мы нашли фотографический отпечаток листьев, который был сделан в 1892 году Наркевичем-Ёдкой и позднее опубликован в европейском каталоге с подписью самого автора.

Обложка альбома фотовыставки, которая проводилась в Центре Помпиду в 2008 году. На обложке помещен электрографический снимок руки Фламмариона, сделанный Наркевичем-Ёдкой в 1892 году
Обложка альбома фотовыставки,
которая проводилась в Центре Помпиду в 2008 году.
На обложке помещен электрографический снимок руки Фламмариона,
сделанный Наркевичем-Ёдкой в 1892 году

- Большинство документов, произведений, фотографий Наркевича-Ёдки хранятся за рубежом. Есть ли возможность вернуть эти материалы?

- Мы еще не просили нам ничего возвращать, честно говоря. Мы просто искали, находили и заказывали копии. Для того, чтобы отразить, насколько прекрасная фигура Наркевич-Ёдка, в принципе, этого достаточно. Не так важно, где хранится материал. Важно, что он есть и что он введен в научный обиход.

- Сколько времени заняла работа над биобиблиографическим указателем о Наркевиче-Ёдке и были ли какие-то сложности?

- Я присоединилась к разработке имени Наркевича-Ёдки в начале 1980-х гг. Мы посещали архивы в Москве, Петербурге, делали ксерокопии статей Ёдки. Первой попыткой систематизировать материалы о нем было издание в 1988 г. биобиблиографического указателя "Якуб Оттонович Наркевич-Ёдка", составителями которого также были Н. Березкина и я. Все это время мы продолжали накапливать информацию. Понадобилось определенное время, чтобы осмыслить роль Наркевича-Ёдки для развития науки Беларуси. Он не только известный исследователь! С его именем связан кардинальный переворот в понимании роли науки Беларуси в контексте мировой науки и культуры. В 1896 г. в Париже появилась книга М. Декреспа "Жизнь и деятельность Якуба Наркевича-Ёдки", написанная при жизни ученого. В начале 1980-х гг. ее увидел член-корреспондент нашей Академии Виктор Грибковский и инициировал исследования по истории естествознания, техники, медицины в дооктябрьский период в Беларуси. При поддержке тогдашнего президента Академии наук Николая Борисевича в 1984-1987 гг. была начата Республиканская комплексная программа, посвященная изучению этих вопросов. Ее результатом стала книга "Очерки науки и культуры Беларуси в 19-нач. 20 вв.". Потом появились книги, в которые были включены имена многих выдающихся, но до сих пор забытых белорусов. Благодаря Наркевичу-Ёдке мы открыли эти имена, которые также требуют основательной разработки. В те времена, чтобы получить высшее образование, будущие ученые вынуждены были уезжать, ведь у нас не было университетов. В одном только Петербурге сколько было выдающихся белорусов! Известный Жорес Алферов не имел возможности здесь учиться, потому что у нас не было еще физического факультета в таком виде, как сегодня. Поэтому ученый вынужден был ехать в Петербург, а возвращаться из центра науки уже сложно!

- Ольга Анатольевна, вы столько лет исследуете лицо Наркевича-Ёдки. Чем вас лично привлекает его фигура?

- По-видимому, тем, что этот человек был полностью отдан научной работе. Вглядитесь в его портрет: это интеллигент, в глазах - одержимость научным поиском. Ведь наука для него - синоним гармонии. Сегодня от ученых требуют заниматься не только фундаментальными исследованиями, а работать так, чтобы научные разработки уже в ближайшее время внедрялись в промышленность. А что нам предложил Наркевич-Ёдка сто лет назад? "Систему Ёдки", утвержденную в Италии в Институте физиологии, как новый приоритетный метод исследования. Теперь мы знаем, что именно он, белорус, изобрел радио. А разве это может не привлекать? Даже в протоколе заседания Французского физического общества за 1898 г., посвященного работам А. Попова по передаче радиосигналов, отмечалось, что двумя-тремя годами ранее подобные эксперименты успешно провел в Вене белорус Наркевич-Ёдка. А свой приоритет в этом он не отстаивал лишь потому, что определяющим научным направлением для него стало изучение свойств атмосферного электричества и его воздействие на живую природу, применение этой разработки в медицинских целях. Такой скромности и ответственности за результат научного исследования следует поучиться. Мне приятно, что он белорус, жил и работал на нашей земле, и его свет идет к нам.

- Каким образом Наркевич-Ёдка использовал электрографический метод в диагностике заболеваний?

- Что такое электрограмма Ёдки? Говоря ненаучно языком, это когда в высокочастотном разряде получается свечение от предмета. Одним из электродов является предмет, от которого идут искры, и они фиксируются на фотопластинке. Наши части тела в зависимости от эмоционального состояния имеют разное сопротивление. А это значит, что разряды будут по-разному выглядеть. Если человек чувствует себя плохо - у него одна картинка, когда он в возбужденном состоянии - у него другая картинка. Наркевич-Ёдка сделал более 1,5 тысячи таких снимков, чтобы проследить закономерность. И когда он составил свою систему, то стал использовать электрограмму для постановки диагнозов и лечения людей от психических, неврологических заболеваний. Электрическим разрядом воздействовал на определенные точки (сегодня мы называем их точками акупунктуры). Чем-то это похоже на иглоукалывание. Первоначально исследователь использовал этот оригинальный метод электротерапии в Институте физиологии в Риме под названием "Система Ёдки", потом в клиниках Рима и Флоренции. А с 1893 г. стал эффективно применять его в своем санатории "Наднеман" для лечения парализованных и нервнобольных. Желающих попасть в санаторий было очень много. Ёдка лечил 50 человек в год бесплатно, остальные могли пользоваться услугами за 1,5 рубля. Сегодня недалеко от деревни Наднеман остались стены дач, в которых селились те, кто посещал санаторий Наркевича-Ёдки.

***

Жаль, что большинство работ нашего знаменитого соотечественника находится за границей. И как было бы здорово привести эти фотографии и документы в Беларусь - хотя бы для временного экспонирования в стенах восстановленного имения "Наднеман"! Чтобы не только ученые смогли осознать всю значимость открытий Наркевича-Ёдки, но и другие белорусы почувствовали дуновение славного времени и величие белорусской истории.

Ольга Чайковская.

Несколько фактов о деятельности Благотворительного фонда имени Наркевича-Ёдки от Владимира Самуйлова:

  • В состав учредителей фонда входит в том числе и один из потомков великого белорусского ученого - строитель и меценат Сергей Ёдка.

  • Научным руководителем архитектурно-изыскательских, реставрационно-строительных работ в усадьбе "Наднеман" будет архитектор Сергей Багласов. Просьба об утверждении его кандидатуры отправлена в Министерство культуры. 15-20 лет назад архитектор изучал усадьбу "Наднеман" и еще тогда составил эскизный проект восстановления усадьбы.

  • Для будущего музея в "Наднемане" приобретены экспонаты. Коллекция состоит из разнообразных физических устройств, которые приобретались постепенно у коллекционеров из Великобритании, США, Франции, Германии. Следует сказать, что их аналоги выставляются на крупнейших международных аукционах (например, таких, как Сrіstіеs і Flеаglаss) и являются экспонатами крупнейших музеев антикварного научного оборудования (таких, как Sраrkmusеum).

  • Средства на восстановление усадьбы и создание музея будем брать из разных источников: республиканские и зарубежные программы и фондовые организации, связанные с восстановлением и сохранением культурного наследия, привлечение инвесторов, предпринимателей, благотворительных пожертвований меценатов и др.

  • Работы по очистке усадьбы "Наднеман", консервации развалин зданий, создание архитектурно-строительного проекта планируется начать в этом году. В первую очередь планируется восстановить "лицо" памятника архитектуры - въездные ворота, в них создать минимальную экспозицию, которая знакомила бы посетителей с фигурой ученого и его исследованиями. Все работы по восстановлению усадьбы планируется провести в течение пяти лет.

Газета "Звязда", 15 февраля 2011 года.

Оригинал на белорусском языке: zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=74349&idate=2011-02-15

Надоело разбираться?